Жизненная история. Мать, ты должна отдать нам жилье и идти, куда захочешь

С Юлей случился сердечный приступ. Хорошо, что соседка кинулась вовремя, а то уже и не спасли бы. Скорая быстро приехала на вызов. И вот Юля уже три дня лежить в кардиологическом отделении. Ей делают уколы, ставят капельницы. Ей становится легче. Она уже может сама дышать. В груди не печет и не болит. Но спать неохота. Она все время думает о том разговоре, который случился накануне этого приступа. Тогда она разговаривала с дочерью Людой.

Люда, хотя ей было уже тогда 33 года, до сих пор жила с матерью. Она вышла замуж за Ивана, у них рос сын и вскоре должен родиться второй. Юле не нравился зять. И не просто так. Юля жила сложно, сама поднимала своих детей, овдовела в 30 лет. Помощи ни от кого не было, так как у нее еще три младших сестры. Приходилось всего самой добиваться. В то время, в далекие двухтысячные, она еле насобирала денег, чтобы выкупить еще одну комнату для своей семьи.

Юля понемногу собирала деньги, откладывала и смогла приобрести малосемейку в доме по соседству. Накануне пенсии она стала владелицей всей квартиры полностью. Но не сказала об этом ни сыну, ни дочке. Теперь, когда они уже взрослые, у каждого своя семья, она решила сдавать жилье и жить за эти деньги.

Супруга дочь выбрала нехорошего. Его глазки все время бегали. Он некрасиво хихикал, оскорблял, унижал окружающих. Не ясно, где он вообще работает. Однако все время нуждался в деньгах. Люде приходилось тянуть всех на себе. Жадности Ивану было не занимать. Все искал халяву. Приходилось матери жить с семьей дочке. Только мать злилась, что ее дочь кормит здоровенного лба, который в дом ничего не приносит. И благодарности от него не дождешься. Зато он любит повторять:
Юлия Николаевна, а что — соль закончилась? А отчего каши мало насыпали?

Мало — иди покупай. Магазин рядом.
Ну что вы, мама, это ваши женские дела. Сами разбирайтесь.
Я схожу, денег давай.
Так нет у меня.
Ну тогда и еда закончилась.
Это нехорошо. Нехорошо, что для зятя жалеете тарелку каши. Должно быть вам стыдно.
Ты должен стесняться, что сидишь на нашей шее!
Довольно, хватит. Устал. Постоянно то же самое. — обижался он после обеда и шел к себе.

Есть он не стеснялся. Даже долю сына мог съесть. И то, что малышу покупали в качестве витаминов или гостинцев. И не давал никогда денег. И так длилось до тех пор, пока он не пронюхал про второе жилье тещи. И она его сдавала. С тех пор он принялся ее терроризировать. С чего-то зять решил, что она должна поделиться ею с ними. Он даже угрожал жене развестись с ней, если та не убедит мать отдать им жилье. А у Люды скоро родится второй ребенок. Подходит вот значит Люда к матери и говорит утром:

Мама, мне скоро рожать уже. Нам здесь тесно в двух комнатах всем. Может, Иван правду говорит, нам нужно переехать в ту квартиру, чтобы не тесниться тут?
И где тогда деньги брать? Ведь вы же и питаетесь с той квартиры, твой муж-бездельник в первую очередь. Вот если ее продать, а у меня только пенсия, на что будешь детей кормить и обеспечивать? Или он тебе деньги будет давать? На что вы проживете?
Да что тебе деньги дались? Ты уже на них помешалась совсем! Вообще только о них и думаешь. Нам тесно, а ты о деньгах.

Это ваши проблемы, что вам тесно. И твоего мужа в том числе. Надо быть благодарными мне за то, что живете здесь бесплатно. За услуги денег не даете, на еду тоже. Я вас всех обеспечиваю. И так вам мало? Не нравится — идите, куда хотите.
Мам, куда я пойду беременная? Через 2 месяца малыш появится. Ты чего?
Мне все равно. Если у вас денег достаточно, вы в них не нуждаетесь, снимайте жилье и живите там. И просторнее станет вам. И мужу твоему.

Никуда я не пойду. Вот верно Иван подметил, что ты из ума выжила и место твое в дурдоме.
Как ты сказала? А Ну-ка выметайтесь вон из моего дома! Вместе со своими вещами! И ни тебя, ни твоего благоверного видеть тут не желаю! Если через несколько часов не уберетесь, вышвырну ваши манатки с пятого этажа!
Выходит Иван из спальни:
А вот в это время мы вызовем скорую, определим вас в психушку. Пошел я за телефоном.

Юлия не выдержала, вбежала в спальню, схватила зятя за шкирку, вытолкала его взашей в подъезд. Повернулась к дочке.
А ты чего стала? Пошла прочь отсюда.
Дочка в халате вышла за двери. Юля обыскала карманы зятя, потом куртку дочки, позабирала ключи от квартиры. В простыни старые сложила их вещи, вместе с вещами внука, выставила в подъезд. Там еще стояли дочь с зятем. Они попробовали войти внутрь, только Юля их вытолкала и вещи вслед выкинула.
Вот ваши пожитки.

Мама, мама, ты ненормальная, куда нам идти? — Люда тарабанила кулаками в двери. Иван в это время с кем-то болтал по телефону. Потом все затихло. Юля пошла в магазин за замками и поставила их вместо старых. Воцарилась тишина. В девять вечера в двери позвонили. Она открыла двери и увидела там медиков и полицейских.

Вы Юлия Николаевна?
Я.
Дочка ваша нас вызвала. Сказала, что у вас приступ. Мы хотим забрать вас в больницу.
Юлия рассмеялась. Она вынула документы сотрудницы МВД и ткнула их в нос полицейскому.
Я сотрудница колл центра УВД. Поэтому я абсолютно здорова. Вы знаете, что мы часто проходим медосмотр.

Полицейский позвонил куда следует и там это подтвердили. Полицейские извинились и ушли.
Мама, почему ты не говорила, что работаешь в полиции? Я думала, что ты уборщица.
А что ж вы сразу не сказали? — спросил зять.
Как-то так. Убирайтесь. Дармоеды.

Они ушли, потом Юлия села пить чай с соседкой и ей стало плохо. Хорошо, что соседка вовремя помогла. Так Юля оказалась в больнице. После этого случая она осталась одна. Вот такие дела.

Оцените статью
Жизненная история. Мать, ты должна отдать нам жилье и идти, куда захочешь
О предательстве родителей их же детьми