Наша семья была идеальной ровно до того момента, как не случилось горе

У нас хорошая семья. У меня есть любящий муж, двое детей. Супруг рукастый, работает, зарабатывает, мы приобрели жилье и ни в чем себе не отказываем. К тому же у нас хорошие отношения с его семьей, даже дальними родными. Его тетя к нам часто приезжает и прочая родня.

Семейные праздники мы отмечаем вместе, дети играют, мы обсуждаем новости. На торжества все друг к другу приглашают, иногда ездим вместе за границу, на пикник выбираемся. Мы друг для друга поддержка и опора. Деньги занимаем, хозяйство вести помогаем, детей друг на друга оставляем. И поэтому я никогда не сомневалась в том, что у нас крепкий и надежный тыл. Однако после одного случая все поменялось.

Я верила, что бабушки у меня две. Одна — мама матери, а вторая — ее сестричка, Люба. Она не смогла родить за всю жизнь, так что она радостно нянчила нас — мы для нее, как родные. И я к ней привязалась.

Будучи подростком, я обращалась к бабе Любе, чтобы она мне дала совет, подсказала, как быть. Я могла поделиться с ней самым сокровенным. Супруг у нее серьезный, сдержанный, работал на должности конструктора. Как бы там ни было, он не ругал нас никогда. И радовал сюрпризами. К сожалению, Господь не дал им детей, но они и без них счастливо жили.

Моей бабушки рано не стало — я тогда еще была ребенком. Поэтому любила и дальше ее сестру. Ее муж тоже скончался, у нее большая квартира осталась, она сидела и скучала. Хотя внешне она делала вид, что все отлично, видно было, что она грустит. Спустя год после того, как не стало мужа бабы Любы, она приболела. Доктора разводили руками — все по анализам в порядке. Просто старость и тоска. Вся родня понаехала, сопереживала, но когда увидели, что она еще не при смерти, быстро уехали. И даже на праздники не навещали ее. Я предложила родне сброситься деньгами, нанять ей сиделку для помощи. Однако все пожали плечами и отказались.
Да кто она для нас? Дальняя родня? Мы разве что можем ей место в доме престарелых подыскать.

Вот так они мне заявили. Я же не могла видеть, как чахнет дорогой мой человек, так что взяла все заботы о ней на себя. Я разрывалась между своей семьей и ей. Муж предложил мне перевезти бабулю к нам. Детская у нас освободилась, мы повозили ее по врачам, нашли сердечное заболевание, выписали лекарства и зажили все вместе. Дети хорошо отнеслись к прабабушке, она тоже радовалась, что есть живые люди под боком. Даже уроки им делать помогала, приглядывала за ними, когда нас дома не было. Там мы прожили 5 лет.

А потом баба Люба умерла. Она отписала нам свою квартиру. Все справедливо. Я же ее самая близкая родственница. Вся родня тут же активизировалась. Они мне писали угрозы, говорили, что надо продать квартиру и поделить деньги на всех, даже судились со мной, вызывали полицейских. Я же знала, что действую полностью законно. Баба Люба лично ходила к нотариусу и оставила мне свое имущество.

После этого общение с родственниками прекратилось. Если бы я не взяла на себя уход за старушкой, никто бы этого не сделал. И умерла бы она в забвении. Зато родня бы осталась родней. Но я ни о чем не жалею. По крайней мере теперь знаю, с кем общалась и кто есть кто. Мои дети частенько говорят о бабе Любе, которая стала для них родным человеком. И никто не в обиде.

Оцените статью
Наша семья была идеальной ровно до того момента, как не случилось горе
Двадцать крутых идей дизайна двора в частном доме