“Меня никто не понимает, называют плохой дочкой, потому что собралась определить маму в дом престарелых”

К сожалению, мой ситуации сейчас не позавидуешь. Мне не хочется ухаживать за пожилой мамой по нескольким причинам. И я не собираюсь объясняться перед всеми родственниками, отчего я собираюсь сдать маму в дом престарелых. Вся родня меня тщательно осуждает и обрабатывает.

Мама пыталась от меня избавиться
На данный момент мне сорок, а матери восемьдесят. Я у нее поздний ребенок и совсем не желанный. С первым супругом мать разошлась рано. У меня есть старшая сестра, которой уже за пятьдесят. Они проживает далеко и отказывается с нами общаться.

Когда мама осталась одна, стала вести разгульный образ жизни. Она пила, разгуливала, водила в дом мужиков, а ее дочь, моя старшая сестра, сама собой занималась. Матери было не до нее. Соседям приходилось иногда кормить ее, чтобы ребенок не сидел голодным.

Когда матери исполнилось уже сорок, она узнала о своей второй беременности на большом сроке. Она не хотела меня рожать, так что пробовала от меня избавиться, но ничего у нее не вышло. Мама сама мне позже обо всем рассказала. Я выжила и родилась, хотя меня не хотели. О моем отце мне ничего не известно. Воспитывала меня сестра шестнадцати лет.

Мужчины в нашем доме были постоянно. Они выпивали, дрались с матерью, ругались. Я пыталась по большому счету реже находиться дома. Как-то раз один из маминых хахалей приставал ко мне. Я тогда еще была ребенком. Смогла вырваться и просидеть до утра на лавочке. После этого случая он в нашем доме не появлялся.

Когда сестре стукнуло двадцать пять, она переехала подальше. Когда-то сестра за мной ухаживала, заступалась, только особой радости от этого не испытывала. Может, жалела просто. Я не осуждаю сестру за то, что она сейчас отдалилась — просто хочет забыть весь тот ужас.

Когда я стала подростком, перестала терпеть отношение матери ко мне. Я никогда не знала, что такое ласка и любовь. С юности часто ходила к друзьям. Встречалась с парнями. С мамой мы почти не общались — как соседи. Она могла кинуться на меня, попытаться выгнать из дома. И тогда я поняла, что нужно как можно скорее от нее съезжать.

Приходилось учиться в училище и работать постоянно. Мы почти не общались. Пока мне не исполнилось сорок. Мама даже не удосуживалась поздравлять меня с именинами — жила своей жизнью. Своей семьей я так и не обзавелась. Наверное, сказалось сложное детство. Периодически завожу отношения с мужчинами, но замуж не тороплюсь.

Недавно маму разбил инсульт и родня отправила ее в больницу, потом сообщили мне. Я не испытываю по отношению к ней жалости. Даже проведывать не буду. Скинула родне немного денег на лекарства. Когда маму выписали, то родственники привезли ее мне домой. Ведь тетя сказала, что я — ее самый родной человек. Может, они думали, что я забыла свое детство? Но они заблуждались.

Я предупредила их, что начинаю собирать документы для определения матери в дом престарелых. Нет желания ее досматривать. Вряд ли кто-то после прочитанного станет меня осуждать. Она не сильно за мной ухаживала, пока я была маленькой. Мама не выполняла своих родительских обязательств. И за что я должна быть ей благодарна.

Маме я все сказала. Она просто послала меня. Хоть и говорит плохо. Родня обиделась, давят на меня, взывают к совести, названивают ежедневно. Угрожают карой свыше. Я сказала, что тетя всегда может перевезти маму к себе, если ей ее жаль. Но она говорит, что у нее и так тесно.

Еще одна из дальних родственниц тоже звонила и скандалила, говорила, что не напрасно мама тогда хотела аборт сделать, назвала меня неблагодарной. Интересно, о каком чувстве вины они толкуют и меня ли нужно упрекать? Я осталась непреклонной. Буду платить за уход матери, но заботиться о ней не собираюсь. Я ее не люблю.

Отчего я должна любить ту, которая меня не любила никогда? Вот и доигралась она. Пусть пожинает свои плоды. Наверно, придется заблокировать всю родню и забыть о них. Интересно, что про старшую сестру никто не вспоминает. Словно она ничего и никому не должна.

Мать — это не та, что родила. А та, что воспитала. Меня же никто не воспитывал.

Оцените статью
“Меня никто не понимает, называют плохой дочкой, потому что собралась определить маму в дом престарелых”
“Я уже давно не русский” — Алексей Суханов признался в своих корнях